«Валюта обязательства» («валюта долга») и «валюта платежа».

Одним из способов минимизировать риски, связанные с возможным изменением покупательской способности денег, является использование валютной оговорки, когда валюта обязательства отличается от валюты платежа, а сумма, подлежащая уплате, определяется по официальному курсу или курсу, согласованному сторонами обязательства.

В теории гражданского права составными частями оговорки являются «валюта обязательства» («валюта долга») и «валюта платежа».

Согласно части 1 статьи 245 Гражданского кодекса (далее – ГК) в денежном обязательстве может быть предусмотрено, что оно подлежит оплате в сумах в эквиваленте определенной сумме в иностранной валюте, или в условных денежных единицах (экю, «специальных правах заимствования» и др.). В этом случае подлежащая уплате в сумах сумма определяется по официальному курсу соответствующей валюты или условных денежных единиц на день платежа, если иной курс или иная дата его определения не установлены законодательством или соглашением сторон.

Аналогичные нормы содержатся в гражданском законодательстве других государств, в том числе большинства стран СНГ.

В последнее время очень много вопросов у юристов, аудиторов и бухгалтеров о договорах между резидентами Узбекистана, содержащих валютную оговорку, т. е. когда цена определена в иностранной валюте с оплатой в национальной валюте Узбекистана – сумами по курсу Центрального банка, как правило, на день платежа. Причиной тому явился указ Президента от 2.09.2017 г. № УП-5177 «О первоочередных мерах либерализации валютной политики» (далее – Указ № УП-5177). Согласно его третьему абзацу пункта 3 на территории Узбекистана цены и тарифы на товары, работы и услуги определяются только в национальной валюте. Таким образом, Указ № УП-5177 определяет, что валюта обязательства должна быть идентична валюте платежа.

Профессиональное сообщество разделилось на два лагеря. Часть специалистов утверждает, что с даты вступления в силу Указа № УП-5177 использование валютной оговорки в договорах между резидентами Узбекистана является неправомерным и нарушает действующее законодательство. Это мнение широко распространено среди бухгалтеров, аудиторов и налоговиков. Юристы же (по крайней мере, большинство знакомых автору) придерживаются противоположной точки зрения. На сегодня применение валютной оговорки правомерно, считают они. Данное мнение основано на анализе гражданского законодательства в целом как системы нормативно-правовых актов (НПА), которая структурирована и взаимосвязана.

Невозможно правильно толковать НПА в отрыве от остального законодательства, не имея представления обо всей системе, месте и ранге конкретного акта в ней.

Система НПА Узбекистана начинается с Конституции и одного из ее важнейших принципов – верховенства Конституции и законов (см. ст. 15 Конституции).

Следующим актом, которым необходимо руководствоваться при толковании законодательства, является Закон «О нормативно-правовых актах» (далее – Закон об НПА). Он определяет их иерархию и соотношение, а также правила при возникновении противоречий между ними. Система национального законодательства состоит из законодательных и подзаконных актов. К первым относятся Конституция, законы и постановления палат Олий Мажлиса. Ко вторым – указы и постановления Президента, постановления Кабинета Министров, приказы и постановления министерств, государственных комитетов и ведомств, решения органов государственной власти на местах.

Иерархия НПА по юридической силе выглядит следующим образом (по убывающей):

  • Конституция;
  • законы;
  • постановления палат Олий Мажлиса;
  • указы и постановления Президента;
  • постановления Кабинета Министров;
  • приказы и постановления министерств, государственных комитетов и ведомств;
  • решения органов государственной власти на местах.

Согласно частям 2–4 статьи 16 Закона об НПА нормативно-правовой акт должен соответствовать актам большей юридической силы. В случае расхождений между ними применяется тот, у которого она выше. Если же они одинаковы по силе, то ориентироваться надо на акт принятый позднее, за исключением специальных норм ведомственных актов.

 

Разобравшись с соотношением НПА по юридической силе, можно приступать к толкованию третьего абзаца пункта 3 Указа № УП-5177. Однако начинать нужно не с преамбулы документа, а с Закона «О валютном регулировании».

 

Согласно статье 18 этого Закона все расчеты и платежи на территории Узбекистана осуществляются в национальной валюте, за исключением случаев, предусмотренных частью второй статьи 18, в том числе «в иных случаях, установленных законодательством». Т. е. закон прямо не предусматривает валютную оговорку, но содержит отсылочную норму к статье 245 ГК, которая как раз и является тем самым иным случаем. При этом Закон «О валютном регулировании» и ГК являются актами одинаковой юридической силы. Значит, в вопросе о том, какой именно акт должен применяться, мы должны обратиться к части четвертой статьи 16 Закона об НПА. Она определяет, что в случае расхождений нормативно-правовых актов, обладающих равной юридической силой, действуют положения акта, принятого позднее. Закон «О валютном регулировании» принят 7 мая 1993 года, ГК принят 21 декабря 1995 года (первая часть). Следовательно, применению подлежит норма ГК.

 

Теперь вспомним, что Закон об НПА относит акты Президента к подзаконным. Статья 10 этого Закона гласит, что Президент на основе и во исполнение Конституции и законов принимает нормативно-правовые акты в виде указов и постановлений. Однако абзац третий пункта 3 Указа № УП-5177 противоречит части 1 статьи 245 ГК. И мы возвращаемся к части третьей статьи 16 Закона об НПА: в случае расхождений между НПА применяется обладающий более высокой юридической силой. Следовательно, применять нужно норму ГК, а не Указа № УП–5177.

 

Кроме того, Налоговый кодекс (часть 11 статьи 222) прямо предусматривает возможность применения валютной оговорки. Так,  юрлица, у которых согласно условиям заключенных договоров цены (тарифы) на товары (работы, услуги) устанавливаются в иностранной валюте, счет-фактуру выписывают в иностранной валюте с одновременным отражением в национальной валюте, пересчитанной по курсу ЦБ на дату выписки счета-фактуры.

 

Многие налоговики и аудиторы приводят в пример Российскую Федерацию, чей Гражданский кодекс содержит норму, аналогичную части первой статьи 245 нашего ГК. Однако у них и валютой обязательства и валютой платежа является российский рубль. Объясняется это тем, что в РФ законодательным актом запрещена валютная оговорка. Закон РФ «О защите прав потребителей» (абзац 4 части 2 статьи 10) устанавливает, что информация о товарах (работах, услугах) в обязательном порядке должна содержать цену в рублях. Данная норма введена 21 декабря 2013 года.

 

Пункт 10 Указа № УП-5177 содержит поручение Центробанку Узбекистана совместно с Минфином и Минюстом в месячный срок внести в Кабинет Министров предложения об изменениях и дополнениях в законодательство, вытекающих из данного указа. Это говорит о том, что законодатель понимает систему НПА и дает прямое указание о необходимости внесения соответствующих изменений.

 

Принимая во внимание перечисленные выше правовые нормы и их правовой анализ, следует, что до принятия специального закона или внесения изменения в первую часть статьи 245 ГК применение валютной оговорки в договорах между резидентами Узбекистана правомерно и соответствует действующему законодательству.

 

Ольга Цой, юрист РПИ «УзИнжиниринг»,

бизнес-тренер Profi Training.