Чего ждать малому бизнесу от налоговой реформы? Мнение эксперта | Бизнес-школа Profi Training
Татьяна Шалунова

Стаж в экономической сфере: 16лет Педагогический стаж: 10лет Член Экспертного совета Палаты налоговых консультантов Республики Узбекистан

Проект концепции налоговой реформы Узбекистана комментирует эксперт Татьяна Шалунова, налоговый консультант и аудитор.

27 марта опубликован проект Концепции реформирования налоговой системы Узбекистана, который был разработан Национальным агентством проектного управления в рамках исполнения распоряжения Президента от 13 февраля.

Налоговый консультант и аудитор Татьяна Шалунова комментирует предлагаемые реформы с точки зрения изменений для малого бизнеса.

Большинство комментирующих считает, что опубликованная концепция нацелена на укрепление крупного бизнеса и, не побоюсь этого слова, уничтожение малого.

Абсолютно согласна, что для крупных корпораций проект предоставляет невероятные возможности для развития бизнеса. И дело не только в НДС, ставка которого сократилась на 8%, но и в существенном сокращении зарплатных налогов. И если для крупного бизнеса вопрос очевиден, то для малого многие видят увеличение налогового бремени, сопоставимое со смертью. Вот на этом мы остановимся более подробно.

 

Первое: установление порога для уплаты НДС всеми субъектами предпринимательства

На сегодняшний день хозяйствующие субъекты работают в разных режимах налогообложения. Одни предусматривают НДС, другие — нет, или же с определенными ограничениями.

Так, индивидуальные предприниматели, аналогично другим участвующие в процессе создания и реализации продукции, не являются плательщиками НДС. При этом у них даже нет права выбора режима налогообложения.

Как показывает практика, в условиях специализации и кооперации производства, наличие специальных режимов налогообложения и льгот по НДС приводит к искажению сущности этого налога. И, как следствие этого, возникают следующие очевидные проблемы:

  • разрывы цепочки НДС, которые приводят к изменению сущности НДС, превращая его в налог с оборота;
  • рост инфляции, снижение экономической эффективности субъекта;
  • повальные уклонения от налогообложения путем совершения оборотов через фирмы, освобожденные от НДС или через индивидуальных предпринимателей;
  • снижение покупательского спроса и конкурентоспособности продукции отдельных субъектов бизнеса;
  • снижение размера инвестиций в страну.

Кроме того, сейчас каждый режим регулируется особым порядком и применим лишь к определенным категориям налогоплательщиков исходя из их отраслевой принадлежности или других критериев (например, среднегодовой численности работников). Поэтому применение значительного числа специальных налоговых режимов усложняет налоговую систему в целом.

В Австрии, Германии и ряде других стран малые предприятия и предприятия торговли являются плательщиками НДС. Во Франции, России, Кыргызстане, Казахстане для таких предприятий установлен регистрационный порог для уплаты НДС. Таким образом, введение НДС для всех значимых налогоплательщиков позволит обеспечить преимущество данного налога, устранить вышеуказанные проблемы.

К тому же, исходя из сущности НДС, этим налогом облагается не весь оборот, а только добавленная стоимость. Поэтому, невзирая на то, что малым предприятиям с оборотом до 1 млрд сумов разрешается уплачивать привычный нам налог с оборота в размере 5%, лично я считаю, что малым предприятиям даже с меньшей выручкой будет выгоднее платить НДС, а не оборотный налог, не дающий возможность на зачет.

 

Второе: рекордное сокращение зарплатных налогов

Данное изменение считаю невероятно справедливым и революционным в отношении всего бизнеса Узбекистана.

Большинство предприятий уплачивали основную часть заработной платы работников за счет дивидендов. При этом зачастую это даже не дивиденды, налогообложение которых производилось по ставке 10%, а прибыль, остающаяся в распоряжении собственника частного или семейного предпринимательства, на которую применялись льготы по букве закона.

В текущем формате зарплата облагается: от 0 до 22,5% — НДФЛ, 8% — социальными взносами и 15% — единым социальным платежом (25% — для крупных предприятий). Совокупно — от 40,5%, что заставляет бизнес держаться в тени, выплачивая зарплату в «конвертах».

Представленная концепция уменьшает почти вдвое зарплатные налоги, объединяя их в один.

Соглашусь, что для физических лиц с низкими окладами (примерно до 1 млн сумов) налоговое бремя возрастает, однако каждый уважающий себя и своего работника предприниматель увеличит ФОТ на своем предприятии как минимум на 15% (за счет экономии на ЕСП), повысив тем самым свою социальную ответственность. При таком раскладе каждый получает неоспоримые выгоды.

Вместе с тем во многих зарубежных странах практикуется наличие необлагаемого минимума (как вариант, он может составить 2−3 МРЗП).

 

Третье: налогообложение дивидендов вместо традиционного обложения прибыли

Безусловно, вместо привычной ставки в 10%, представитель малого бизнеса видит ставку в 25%, от которой просто впадает в шок. Хотелось бы развеять немного этот миф, приводя некоторые расчеты (в у. е.):

Показатели

Бизнес 1

Бизнес 2

Бизнес 3

Оборот (выручка)

100 000

100 000

100 000

Рентабельность, в %

15

25

40

Прибыль в у.е.

15 000

25 000

40 000

Текущее налогообложение

ЕНП, 5%

5 000

5 000

5 000

Налог на дивиденды, 10%

1 500

2 500

4 000

Итого:

6 500

7 500

9 000

% от прибыли

43%

30%

23%

Налогообложение в рамках концепции

НДС, 12%

Неактуально, так как взимается с заказчика

Налог на прибыль, 25%

25%

25%

25%

Изменение («+» — экономия; «-» — перерасход)

18%

5%

-3%

Таким образом, очевиден регрессивный эффект налогообложения: при невысокой рентабельности — большая экономия.