Юлия Пакидышева

Главный бухгалтер с практикой свыше 23 лет,
Включая 5-летний опыт работы финансовым директором производственной компании.

Одним из сложных налогов для расчета у бухгалтеров считается НДС. Причин много, объективных и субъективных. До 2019г. НДС платили в основном только крупные производственные предприятия. В текущей редакции Налогового Кодекса РУз (далее НК) налог достаточно труден для понимания как специалистам, так и начинающим бухгалтерам. Для примера, это единственный налог, у которого есть одновременно и объект налогообложения и оборот по реализации товаров (услуг). Это налог для исчисления которого важно место реализации товаров и услуг. Много разных нюансов, но с ними пусть бухгалтеры разбираются на семинарах и учебных курсах. Поговорим мы сегодня о том, как налогоплательщики сдавали отчет по НДС за май текущего года.

 

Информация о том, что налогоплательщики не смогут сами вручную формировать приложения 5 и 6 отчета НДС по счетам- фактурам, выставленным покупателям и полученным от поставщиков, появилась в рабочих группах бухгалтеров после 10 июня. К этому времени счета - фактуры за май уже были частично выставлены в электронном виде и на бумажном носителе. Сравнив реализации по реестрам бухгалтерского учета с реестром ЭСФ в отчете НДС, и осознав, что разрыв по реализации и налогу большой, бухгалтеры начали в срочном порядке «перевыставлять» бумажные документы в электронные. Подогнав реализацию по ЭСФ, следующим шагом финансисты начали обзванивать покупателей, чтобы они подписали документы цифровой подписью. Однако простота данной операции во многих компаниях оказалась невозможной ввиду того, что:
1. Контрагенты товар покупают, но из карантина не выходят, и возможности подписать документ дистанционно у них нет.
2. Посольства иностранных государств, международные некоммерческие организации ссылались на то, что согласно «Закона о БУ» они не являются субъектами учета, не обязаны вести документооборот установленный законодательством и брать ЭЦП для оформления документов в электронном формате не собираются. Поэтому подписывать ЭСФ у них нет возможности.
3. YTT говорили о том, что не умеют вести электронный документооборот, ЭЦП у них нет, как заходить в программу они не имеют представления. Утверждали, что им достаточно документа на бумажном носителе.

 

Столкнувшись с такими оговорками и поняв, что сроки по сдаче отчетов поджимают, юридические лица, плательщики НДС, вынуждены были отменять некоторые документы по реализации, чтобы приложение по отчету НДС соответствовало регистрам БУ. Договаривались с покупателями о том, что неподписанные ЭСФ «довыставят» в июне.

 

В НК ст. 47 прописано, что счета-фактуры, как правило, оформляются в электронной форме в информационной системе ЭСФ. Нет прямого запрета на использование документов «по старинке» на бумажном носителе. Кроме того, в начале года вышло «Информационное сообщение об изменениях в порядке налогообложения юридических и физических лиц, с 1 января 2020 года»,где прописано, что в связи с необходимостью подключения большого количества налогоплательщиков к операторам электронных счетов, до 1 июля 2020 года налоговыми органами не будут применяться меры ответственности за нарушение установленного порядка по выписке счетов фактур на бумаге. Многие предприниматели оттягивали введение системы ЭСФ до разрешенного срока, надеясь закрыть майскую и июньскую реализацию частично с использованием бумажных документов.

 

Возникает ряд вопросов:
1.Почему налогоплательщиков не информировали в начале мая, что реестры НДС будут формироваться только по ЭСФ?
2.Почему не было сообщения, что реестры невозможно будет корректировать вручную?
3.Почему налогоплательщики в очередной раз сами бились с контрагентами, которые не могли подписать ЭСФ, используя на них собственные методы воздействия?
4.Почему форма ЭСФ не утверждена как официальный документ, бланк строгой отчетности МинФин РУз?

 

Порядок оформления ЭСФ регулирует «Положение о порядке использования в системе взаиморасчетов счетов-фактур в электронной форме» № 522 от 25.06.2019. Когда этот документ разрабатывали и утверждали, чиновники слабо представляли с какими проблемами столкнуться налогоплательщики, и как эти вопросы нужно будет улаживать. В частности в «Положении» прописано, что ЭСФ не выписываются на экспортно-импортные операции, при розничной торговле при выдачи чека платежного терминала или ККМ. Как в таких случаях реализация сядет в реестры по отчетам НДС в «Положении» проработано не было. Разработчики и провайдеры программ ЭСФ совместно с контрагентами сами изыскивают возможности по оформлению счетов фактур в одностороннем порядке при реализации по КПК или физ.лицам.

 

Такая же плачевная ситуация складывается у юридических лиц, которые «перевыставляют» коммунальные платежи. Форма оформления этих счет-фактур не разработана, бухгалтеры методом «тыка», «получится не получится», пробовали оформлять ЭСФ. К слову сказать, у многих так и не получилось. Затраты были не выставлены, НДС к зачету в мае был «забыт». Поняв, что «Положение» не доработанное, далекое от практического применения в разносторонних ситуациях бизнеса, законотворцы отдали «Положение» на доработку. Так оно и висит на СОВАЗ забытое.
Другая ситуация, опять связанная с ЭСФ. В НК РУз ст 257 предусмотрена корректировка налогооблагаемой базы по НДС в случае:
- возврата товара
-отказа от оказанных услуг
- изменений условий сделки.

 

Корректировка НОБ производится в пределах годичного срока, а по товарам (услугам), на которые установлен гарантийный срок – в пределах гарантийного срока. Поэтому покупатели юридические лица при возникновении допустимых корректировок могли спокойно возвращать товар продавцу , купленный до 31 мая и скорректировать НОБ за май. Специалисты, связанные с налогообложением, предприниматели помнят, что ставку НДС нам поменяли 01 октября 2019г. Мы проработали весь 2019г со ставкой 20%, и только последний квартал со ставкой 15%. При возврате товара в мае, по товарам проданным до 01 октября, НДС должен был корректироваться по ставке 20%. Это было отражено как разъяснение в письме Налогового Комитета № 17/2-28629 от 02.10.2019. В документе было отмечено, что «при корректировке НОБ по НДС применяется ставка НДС, действующая на момент реализации товаров , работ, услуг». А что получилось с возвратами товара в мае? Поставщики основываясь на вышеизложенной информации принимали возвраты товара от покупателей, по счетам- фактурам, со ставкой НДС 20%. Дополнительные ЭСФ по возвратам «сели» в реестр отчета НДС как у покупателей, так и у поставщиков. Но когда бухгалтеры стали заполнять отчет по НДС на сайте “mysoliq” они столкнулись с тем, что отчет выдавал ошибку. Логика отчета построена на самой простой, незамысловатой формуле : оборот по реализации *15% = НДС начисленный. Но при возникновении ситуации с возвратами, когда НДС был начислен по ставке 20%, пресловутый электронный интелект не был настроен на предусмотренные законодательством корректировки , и отчет выдавал фразу: «ячейки содержат ошибку, исправьте и отправьте отчет заново». При обращении в call центр НИЦ за помощью, специалисты говорили, что помочь не могут, нет разрешения по корректировке. При обращении в районные налоговые инспекции, специалисты камерального отдела ГНИ говорили – мы не разработчики помочь не можем. Инспекторы районных ГНИ отказывались разбираться в ситуации, поворачивались спиной к бухгалтерам и без лишних слов уходили по кабинетам. Представить состояние бухгалтеров, загнаных в угол один на один с текущей проблемой, при невозможности сдать отчет в установленный НК срок- предельно просто. Я видела, как бухгалтер просто стояла и плакала в районной ГНИ, когда инспектор сказал – разбирайтесь сами с разработчиками. Да забыла сказать, инспекторы посоветовали, чтобы бухгалтеры попросили НИЦ принять «некорректный» отчет в одностороннем порядке. Смешно.

 

Вопрос: почему инспекторы ГНИ забыли о своих обязанностях, указанных в ст. 27 НК? Где говориться, что налоговые органы обязаны оказывать содействие налогоплательщикам в исполнении налогового законодательства, разъяснять нормы законодательства. Где было содействие инспектора , который повернулся к бухгалтеру спиной? Как в данной ситуации работает статья 21 НК «Права налогоплательщика»? Ведь в ч.1 статьи написано, что налогоплательщики имеют право получать от налоговых органов и иных уполномоченных органов информацию о порядке исчисления налогов, о порядке заполнения форм налоговой отчетности. Как в описанной ситуации добиваться своего права в получении помощи? Каждый из нас, работающий в бизнесе, знает, что у любого налога есть срок предоставления отчетности. Непредоставление отчета в установленную дату чревато штрафами как для юридического лица, так и для должностных лиц организации. Специалисты финансовых отделов, бухгалтеры чрезвычайно дисциплинированные и ответственные сотрудники. Мы ясно осознаем, что персональная ошибка в отчетности чревата штрафами и дурной репутацией компании, где работаем. Отсюда и слезы у бухгалтера, свидетелем которых я была.

 

Возвращаясь к ст 21 НК , в ч. 4 и 5 где указано, «права налогоплательщиков обеспечиваются обязанностями должностных лиц налоговых органов», неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по обеспечению прав налогоплательщика влечет ответственность на представителей налоговых органов.
Отчеты по НДС, у компаний у которых были возвраты по ставке 20%, в срок сданы не были. Организации написали письма в районные ГНИ, прикрепили отчеты, которые не прошли логику, но были зарегистрированы на сайте под текущими номерами. Какова будет дальнейшая реакция со стороны фискальщиков за непредоставленные отчеты – будем ждать.

 

Вспоминаю начало 2019г., когда завертелась история с плательщиками НДС. В СМИ была информация, что некоторые компании не смогли заполнить и сдать отчеты ввиду отсутствия у специалистов квалификации и знаний. За 1,5 года, после перевода многих компаний на общеустановленные налоги, бухгалтеры выросли профессионально, научились разбираться в статьсях нового НК, заполнять формы отчетности. Сама суть перевода документов по реализации на оформление ЭСФ очень своевременна и удобна. Электронный документооборот должен был облегчить работу финансовых специалистов. Но почему работать становится тяжелее, почему информация по заполнению форм отчетности, раъяснения, предупреждения, с которыми может столкнуться налогоплательщик, не публикуется? Почему ОГНС не придерживаются партнерских отношений, о которых было заявлено с введением нового НК РУз? Вопросов каждый раз возникает все больше. Ответов иногда нет.

 

Под конец хотелось дать ссылку на НК по непредоставлению налоговой отчетности. Ст. 220 регламентирует, что непредоставление отчетности в установленные сроки влечет наложение штрафов в размере 1% за каждый день просрочки, не уплаченной в установленный срок налога.

 

Но есть и ст 213 НК, где указано, что лица не могут быть привлечены к ответственности за налоговое правонарушение, если отсутствует вина лица в совершении налогового правонарушения. То что налогоплательщики не смогли сдать отчеты ввиду установленного ограничения по исчислению НДС программой «mysoliq», будет ли признаваться как отсутствие вины? При дальнейшем рассмотрении данной ситуации будут ли применяться ст 215 и 215 НК, в которых рассматриваются обстоятельства, исключающие вину налогоплательщиков и обстоятельства, смягчающие отягчающие обстоятельства?